Допрос Улюкаева: «Я был уверен, что в сумке элитное вино»

0
7

На очередном заседании по делу экс-министра Минэкономразвития Алексея Улюкаева в Замоскворецком районном суде в понедельник сенсации не произошло. Долгожданный свидетель – руководитель Роснефти Игорь Сечин – именно в этот день улетел в командировку в Италию.


фото: Евгений Семенов

На процесс Улюкаев пришел в боевой готовности – в черной куртке с высоким воротником и в довольно приподнятом настроении. Невооруженным глазом было заметно, что он усиленно готовился к выступлению. Подсудимый выложил на стол кипу бумаг с пометками на полях. А журналистам неожиданно сказал, что считает лучшей книгой «Робинзон Крузо» Дэниэля Дефо.

Первым делом судья зачитала письмо от адвоката Сечина господина Андрея Клена. Он объяснил причину отсутствия своего доверителя на разбирательстве. По словам защитника, топ-менеджер «Роснефти» в понедельник улетел в Рим. «До конца года ожидается усилие в рабочем графике». Юрист отметил, что его клиент не против того, чтобы его показания, данные на следствии, огласили в суде. Против этого категорически выступает сторона защиты Улюкаева.

После этого случилась неожиданность. Адвокат обвиняемого Дариджан Квеидзе выступила с ходатайством о возвращении дела в прокуратуру из-за допущенных ошибок в обвинительном заключении. Она обратила внимание суда на существенные противоречия в обвинительном заключении, где указано три разных версии места и время совершения преступления,

«Улюкаев, действуя из корыстных побуждений, 15 ноября 2016 года на Гоа потребовал от Сечина взятку в размере 2 млн долларов в неустановленное время и в неустановленном месте. В то же время, как видно из документов, исследованных в суде, в постановлении о проведении следственного эксперта говорится, что Улюкаев вымогал взятку 28 октября 2016 года. А в рапорте сотрудника ФСБ отмечается, что вымогательств было в ноябре в неустановленное время. В постановлении же о возбуждении уголовного дела сказано, что Улюкаев требовал взятку в октябре-ноябре», – говорила адвокат.

Гособвинитель ответил с сарказмом. «Мы уже сбились со счета, который раз слышим это ходатайство. Неявка одного из свидетелей обвинения не является основанием для возврата дела на доследование», — сказал прокурор Борис Непорожный. Его поддержал коллега Павел Филипчук, заявив, что адвокат выступила прекрасно, но не привела ни одного основания для возвращения дела прокурору. Он предложил Улюкаеву приступить к даче показаний. Тот деловито занял место у трибуны, разложив на ней листки бумаги. «Ваша честь, можно я буду пользоваться записями?».

– Конечно, это ваше право, – ответил председательствующая.

Наконец, экс-министра начал излагать свою версию событий, перед этим отметив, что категорически не признает вину, и считает, что против него была совершена самая настоящая провокация.

– Как специалист в области экономики я считал и считаю, как и многие другие члены правительства — Аркадий Дворкович, Игорь Шувалов и Александр Новак, что участие госкомпаний прямо или косвенно контролируемых государством в приватизации компаний нецелесообразно, так как не соответствует духу приватизации, – рассказывал Улюкаев очень тихим голосом.

По его словам, прессе он не раз говорил, что считает ПАО «Роснефть» ненадлежащим покупателем «Башнефти».

– Но это мое честное мнение, а нужно опираться на требования законодательства.

Особо острый момент наступил, когда Улюкаев вспомнил, как его звал к себе на чай Игорь Сечин. Голос подсудимого заметно дрожал.

– Я в тот день не очень хотел к нему ехать, мне предстояла командировка, но он проявил настойчивость и буквально уговорил меня на встречу, которая была в очень неудобное время, – говорил обвиняемый.

Глава «Роснефти» его встретил лично в теплой спортивной куртке и свитере и тут же указал на кожаную сумку и дал ключ, который министр машинально положил в карман костюма.

– Я был и уверен, что в сумке находится коробки с элитным вином, которым он обещал меня угостить еще, когда мы были на саммите БРИКС на Гоа. «Сечин сказал: угощу тебя вином, которое ты никогда в жизни не пробовал. Ты заслужил его за хорошую работу». Поэтому я взял сразу сумку и положил в багажник», – продолжал экс-министр.

Уже после того, как его окружили оперативники ФСБ, он узнал, что в сумке 2 млн долларов. Это его шокировало.

– Когда из сумки извлекли купюры в полиэтиленовых пакетах, я понял, что была спланированная провокация, – отметил Улюкаев.

В то же время ему при задержании не разъяснили права, чекисты не давали пользоваться мобильным телефоном, и даже позвонить адвокату, а в туалет он ходил в сопровождении оперативника.

При этом свои отношения с руководителем «Роснефти» Улюкаев охарактеризовал, как преимущественно служебные. Знает он его уже 17 лет.

– Конфликтов не было, отношения были официальные и уважительные. День рождения вместе не отмечали. Правда, Сечин лично поздравлял меня с государственными праздниками – дарил часы, макеты нефтяных вышек. Это было нормой делового этикета – отметил Улюкаев.

А он, в свою очередь, поздравляя топ-менеджера ограничивался только праздничными открытками.

Всего допрос Улюкаев длился более трех часов. Гособвинители периодически просили его говорить громче, но он лишь пожимал плечами. “Мне трудно говорить, я стараюсь, как могу, – ответил подсудимый.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here